Добавить комментарий

О реформе высшего образования

Ф.Гойя «Сон разума рождает чудовищ»

Считается, что одной из ценностей, доставшейся нам в наследство от советской эпохи, является система образования. Действительно, система советского образования некогда являлась образцом для подражания и источником развития Советского Союза.

В сталинском плане индустриализации система образования играла ключевую роль. План так же включал, к сожалению, жестокое раскрестьянивание страны. Необходимость этого так же была отражена в реформе Столыпина. Но в отличие от плана Сталина столыпинская реформа не включала в себя создание соответствующей системы образования. Вероятно, в этом следует искать смысл плановой экономики, когда реформа, направленная на социальные изменения, сопровождается со стороны государства системной проработкой, а не отдается на откуп саморегуляции. Сценарий саморегуляции реформы Столыпина в 17-ом году прошлого века мы должны помнить.

Но вернемся к системе высшего образования. Созданная Сталиным система образования действительно могла вдохновить вчерашнего крестьянина на подвиги. Именно крестьянин выступал здесь неистощимым ресурсом. Его необразованность, его память о тяжелом, ежедневном, ручном труде и открывшиеся возможности с получением образования давали ему значительную энергию. Вспомним, что в советские времена было поверье, что все талантливые люди из крестьян. Со временем, крестьянский ресурс исчерпал себя, и советская экономика плавно перешла в застой. Что касается системы образования, то она вполне пригодная для обучения крестьян, согласно законам диалектики, превратилась в свою противоположность.

Редко кто после нашей системы образования останется способным свободно мыслить и создавать нечто новое. На словах – да, наша система образования ориентирована на развитие творческих способностей. А на деле?

Возьмем, к примеру, обучение философии, экзамен по которой я имел счастье сдавать накануне. Вроде бы сам курс философии включает вопрос отличия философии от науки, где указывается на отсутствие прогресса в философии. В философии по-прежнему актуальны все вопросы, волновавшие людей 4000 лет назад, и мы каждый раз заново даем ответы на них. Именно поэтому Сократ не
писал книг, считая их мертвыми и дающими одни и те же ответы. Сам дискуссионный характер философии указывает на методы обучения – свободная дискуссия. По участию в дискуссиях и надо давать оценку студенту. Не должно быть по дискуссионному предмету экзамена. Экзамен превращает философию в догму, заучивая которую студент чувствует себя полнейшим глупцом, ненавидя предмет, вместо предполагаемого чувства любви к мудрости. По большому счету, несоответствие между характером предмета и проводимым экзаменом унижает как студентов, так и преподавателей. Студенты должны вызубрить коверкающие душу ответы, а преподаватели должны прослушать и прочитать опостылевшие им тексты. Здесь нет места разуму.

Способность творить, как любая человеческая функция, требует постоянного воспроизводства. Но где студенту взять это время, если все 100% его времени уходят на зубрежку прочитанных ему дисциплин? К третьему курсу он теряет значительную часть своих творческих способностей. Вот, он топчется у доски и не может сообразить, как по графикам спроса и предложения определить объемы спроса и предложения по заданной цене. И лишь из-за того, что эти графики совмещены, а он привык щелкать лишь по отдельным графикам. Ему необходимо сотворить совсем немного, но он не может. По той уверенности, с которой он вышел к доске, видно, что он когда-то умел соображать, и память об этом свежа. Но, выйдя к доске, он недоумевает над тем, что не может ответить на простой вопрос.

Да, студентам можно показать проторенный путь и они его запомнят. Способность временно запоминать – это основная способность, воспроизводимая в нашей системе образования. Но где же развитие способности творить?

Если посмотреть на американские университеты, то именно там различные коммерческие предприятия ищут новые идеи. Возможно, кто-то возразит мне, что и у нас университеты дают практические разработки. Весь вопрос в количестве. По общему количеству инженеров мы по-прежнему первая страна в мире. Но какой от них толк?

Образование – это инвестиции в интеллект. Качество этих инвестиций можно проследить по количеству инвестиционных проектов – то новое, что рождает просвещенный разум. Увы, весь мир инвестирует США, а не Россию. Вероятно, в США идет утечка мозгов не только по тому, что в США много денег, но и по тому, что там создана соответствующая инфраструктура, направленная на творчество.

Безусловно, у нас нет столетий, чтобы путем рыночной эволюции у нас появились аналогичные американским университеты. Необходима глубокая реформа, затрагивающая основы и принципы нашей высшей школы. Это точно не путь формального приведения к внешним стандартам, если, мы, конечно, действительно желаем возрождения России, а не вечного плетения в хвосте у Запада.

Эдуард Потапов, июнь 2004